Основа Семьи 家元

Иэмото 家元 («Основа Семьи») — японская традиционная система профессионального обучения в некоторых областях деятельности и искусства (боевые доктрины, чайная церемония, икебана, го, сёги). Преподавание здесь ведётся в пределах школы, во главе которой стоит мастер, признаваемый наивысшим профессиональным и духовным авторитетом. Глава такой школы также именуется иэмото 家元 или сокэ 宗家.

Сама система является синтезом традиционной для средневековья цеховой организации и конфуцианских духовных принципов. Исторически многие школы формировались на основе семейных кланов , которые традиционно хранили и хранят определённые профессиональные секреты и навыки. Так, школы боевых искусств вышли из самурайских кланов, внутри которых культивировались собственные засекреченные техники боя различным оружием (мечом, копьем, луком). Со временем система школ стала традиционной не только в боевых дисциплинах, но и в других областях. Обычно там, где требуется длительное и тщательное профессиональное обучение.

Школа представляет собой «семью» или клан, где профессиональное мастерство передается от старших (сэмпаев) к младшим (кохаям), а отношения внутри организации сродни внутрисемейным: непререкаемый авторитет главы школы и беспрекословное подчинение младших старшим. Обычно во главе семьи стоит человек, который владеет преподаваемым мастерством на высшем уровне и знает все профессиональные секреты. Он обучает учеников и выдает свидетельства, подтверждающие квалификацию «выпускников», таким образом, своим авторитетом гарантируя умения и способности последователей. При высокой популярности преподаваемого мастерства число потенциальных учеников намного превышает возможности мастера, поэтому обучением от имени школы могут заниматься подготовленные школой инструктора, получившие от иэмото лицензию на преподавание (кёси мэнкё 教師免許). При этом сертификат или свиток, подтверждающий профессиональное мастерство обучавшегося, имеет право выдавать только сам иэмото, что препятствует дроблению школы.

Как правило, пост главы школы переходит по наследству к старшему сыну. Также иэмото может выбрать наследника из числа наиболее приближённых к нему учеников, и этот ученик занимает пост главы школы, когда иэмото отходит от дел или умирает.

В семейных школах обучение начиналось с малолетства. Человек, родившийся в такой семье, обычно не имел никаких альтернатив, кроме обучения семейному мастерству. В иных случаях ученик поступал в школу «извне», обычно по рекомендации одного из старших последователей или влиятельных людей, близких знакомых иэмото. Во многих школах предъявлялись особые требования к происхождению ученика. При поступлении с учеником и его поручителями оговаривались условия обучения и устанавливался размер платы. Ученик должен был обязаться подчиняться правилам школы. В соответствии с принципами уважения к старшим и беспрекословного подчинения им ученик, поступая в школу, тем самым признавал безусловное право иэмото и старших учеников управлять не только его обучением, но и частично его жизнью.

Система иэмото развивалась и процветала на протяжении двух с половиной веков, до середины XIX века. После реставрации Мэйдзи феодальная клановая система Японии была разрушена, и система иэмото превратилась в анахронизм. Начавшаяся прозападная модернизация привела к тому, что многие традиционные школы пришли в упадок и прекратили своё существование. Тем не менее, по сей день система иэмото продолжает, хоть и в сильно модернизированном виде, существовать в некоторых традиционных отраслях японского искусства и культуры, например, в чайной церемонии и традиционном танце. Наша школа - пример того, как старинная система иэмото живет и сейчас.

Таблица патриархов школы Тэнсин Сёдэн Катори Синто рю выглядит так:

Нынешний сокэ Иидзаса Сюриносукэ Ясусада (飯篠修理亮快貞) 20-й патриарх школы.

Далее отрывок из книги А. А. Маслова «Тайные коды боевых искусств Японии»

В каждой культуре есть люди, которые являются живым воплощением её традиции и передают эту традицию из поколения в поколение. В Японии таких людей называли иэмото – «мастер». И хотя их было крайне мало, сам по себе институт «мастеров» оказал огромное влияние на формирование всех граней традиции боевых искусств.

Мастера-иэмото не были исключительной принадлежностью будзюцу. Как раз в боевых искусствах понятие «иэмото» появилось сравнительно поздно; сначала оно существовало в религиозной среде, потом стало употребляться в искусстве каллиграфии, музыке, традиционной поэзии (вака 和歌), в гадании (бокусэн), игре в го, традиционной игре в мяч (кэмари 蹴鞠), соколиной охоте (такадзё 鷹匠). Впоследствии «иэмото» стали называть классного специалиста в любой сфере человеческой деятельности: в архитектуре, педагогике, кулинарном искусстве, фехтовании на мечах и дзюдзюцу. Они воплощали всю полноту того дела, которым занимались, знали его секреты и традицию; мы бы назвали их «мастерами», но само их мастерство имело чисто духовный, сокровенный смысл.

Иэмото может стать лишь носитель традиции, который сам обучался у такого же мастера. Авторитет иэмото непререкаем. Считалось, что настоящие иэмото не берут денег с учеников, а довольствуются лишь тем, что ученики приносят им в качестве бескорыстного дара. Действительно, нередко случалось, что иэмото, например, в театре или в старых школах боевых искусств вообще не получали никакого вознаграждения, так как обучали лишь бедных учеников. К тому же иэмото иногда сами содержали своих последователей, кормили и одевали их, видя свою основную задачу в передаче духовной сути мастерства. Насколько изменились нравы в современных боевых искусствах: коммерческий аспект становится нередко едва ли не решающим, практически уже никто не преподаёт бесплатно.

Понятие «иэмото» часто неверно толкуется на Западе. Например, некоторые мастера боевых искусств утверждают, что носят «высший воинский титул иэмото». Однако «иэмото» – не титул, не степень мастерства и не звание. Не существует формального присуждения «степени иэмото» – это прежде всего дань уважения по отношению к носителю традиции, признание его заслуг.

Первоначально в самурайской среде так именовался руководитель главной ветви самурайской семьи (хонкэ 本家), которая наследовала прежде всех остальных имущество и воинские звания. Для других членов семьи иэмото олицетворял как бы всё родовое древо и мудрость всех предыдущих поколений. Именно он должен был решать важнейшие вопросы деятельности клана. В отличие от понятий «даймё» или «семё», которые свидетельствовали о статусе в иерархии всего самурайского корпуса, понятие «иэмото» имело психологическое свойство. Оно отражало не столько место в социальной иерархии, сколько место в духовной традиции, ведь иэмото по своей сути – важнейшая веха в цепи «преемствования-передачи» мистического знания.

Эти представления о роли иэмото как носителя высшего Знания восходят к религиозной сфере, где «иэмото» называли лидера буддийской или синтоистской школы, руководителя группы монастырей или храмового комплекса.

В практике японского буддизма мы можем встретить выражение, которое наилучшим образом характеризует передачу знания учителями-иэмото: исин дэнсин, то есть «от сердца к сердцу». Не случайно подчёркивается исключительно индивидуальная, потаённая форма обучения, которая именовалась в японской традиции миккё – «тайное», или «эзотерическое» учение. В то время как большинство людей познаёт лишь внешнюю оболочку мира, его обиходный и обыденный характер (конгё – «явленное учение»), иэмото способен передать непосредственно истину, а не набор информации или навыков.

В применении к боевым искусствам «иэмото» именовался лидер школы или даже целого направления. В частности, Миямото Мусаси считался иэмото в школе боя на двух мечах. Параллельно с ним Бокудэн Цукахара возглавлял школу фехтования на одном мече. Патриарх каратэ Фунакоси Гитин был иэмото для стиля Сётокан. При этом шли постоянные споры между его сторонниками и противниками; последние обвиняли Фунакоси в том, что он не является абсолютным носителем традиции окинавского боевого искусства (именно под этим названием сначала выступало каратэ), а, следовательно, и не может считаться иэмото.

Постепенно в Японии сложилась строгая иерархическая система передачи мастерства, во главе которой стоял сам иэмото; она называется иэмото сэйдо. Эта иерархия основывалась на степени приближённости ученика лично к иэмото. В сущности это воспроизводило древнюю систему приближённости самурая к руководителю клана или самому сёгуну. Выше всех стояли непосредственные ученики иэмото – дзики-дэси, что для боевых искусств равносильно старшим инструкторам, которые после смерти самого иэмото по наследству возглавляли школу. Следующая ступень – маго-дэси, ученики, получившие знания у дзики-дэси. Далее шли ученики учеников в третьем поколении – мата маго-дэси.

Поскольку иерархия большинства школ возникла из структуры самурайских кланов, школы имели свои «генеалогические книги», где воспроизводилась цепь «учителей-учеников», а поэтому принадлежность человека к той или иной «истинной традиции», скажем, боевых искусств, можно было без труда проверить. В сущности эта система оценивала не техническое мастерство людей, а их приближённость к духовному центру школы – к иэмото.

Первоначально она применялась и в каратэ, и в дзюдо, но затем была оттеснена чисто формальной системой оценки мастерства, при которой после прохождения технического экзамена присваиваются пояса и степени (даны и кю).

Для традиционной Японии иэмото всегда были той осью, вокруг которой формировалась вся культура боевых искусств с её характерным духовным климатом, особыми взаимоотношениями мастера и ученика и методами передачи воинской традиции. А поэтому практически все герои нашего повествования – это иэмото в том или ином направлении боевых искусств.


 

Россия ロシア Москва モスクワ, Октябрьский переулок, дом 11 (зал на первом этаже). Занятия проводятся в понедельник и среду с 19.15 до 21.30.

Телефоны: +7 965 108 88 66 или +7 985 784 27 17. E-mail: andrienkov@katori.ru