Окудэн 奥伝

Уникальной особенностью традиционной японской культуры является наличие школ (流派 - рю, рюха) в различных отраслях искусства и ремесла. Каждую школу можно рассматривать в двух аспектах – как особую организацию, в рамках которой осуществляется передача знаний от наставника ученику, и именно как знание. Особенно много рю возникло в воинских искусствах – бугэй 武芸. По оценкам специалистов, к концу эпохи Эдо 江戸時代 (1600 - 1867 годы) школ, охватывавших практически все аспекты военного дела, было несколько тысяч. Но становление и сущность института рю в японских бугэй до настоящего времени остаются слабо изученными.

При знакомстве с мокуроку (текстами по воинским искусствам) эпохи Эдо обращают на себя внимание свидетельства влияния на школы бугэй «тайного учения» буддизма (миккё 密教) – заимствованные из него термины, ритуалы, символы и многое другое. Здесь предпринята попытка сравнения инициатической практики бугэй и школы миккё Сингон 真言 с целью выявления степени их близости и определения характера влияния обрядовой практики Сингон на практику школ воинских искусств. В центре внимания – природа знания в «тайном учении» и в школах бугэй; обряды вступления в школу; этапы совершенствования; обряды передачи учения; значение сертификатов об уровнях обучения.

В Сингон основателем миккё почитается великий космический будда Дайнити-нёрай 大日如来 – символ просветленного сознания. Учение школы наделяется абсолютной ценностью как «тело» просветленного сознания. Передача учения от наставника к ученику мыслится как самореализация учеником просветленного сознания при помощи наставника. Ученик должен достичь того же состояния сознания, что и учитель, только в этом случае он считается правомерным воспреемником учения. Поэтому очень большое значение имеет вопрос линии передачи знания, так как учиться у человека, не достигшего просветления, бессмысленно. Для адептов Сингон важно показать, что учение дошло до них по прямой линии, не утратив своего содержания и сущности как «тела» просветленного сознания. Неслучайно в Сингон прослеживается линия передачи дхармы от Дайнити до монаха Кукай 空海, принесшего ее в Японию.

Аналогичный статус имеет и знание школы бугэй. Согласно традиции, основатель рю либо получает его от божества – синтоистского или буддийского, либо «открывает» через сатори 悟り – буддийское просветление. Сакральность знания школы определяет взаимоотношения ученика и наставника, систему обучения и ее целевые установки. Важнейшим условием успеха в овладении школой является наличие хорошего учителя, который должен быть носителем просветленного сознания, чтобы быть в состоянии передать ученику свой опыт просветления через теорию и технику школы, воплощенные в стандартных «формах» (ката ). Восприятие же его учеником происходит в процессе личного контакта с наставником при практике ката.

При вступлении на Путь в Сингон неофит проходит через обряд «выхода из семьи и обретения Пути», знаменующий его расставание с суетным миром. В «обещании» (якусокугото 約束事), которое он приносит наставнику, неофит обязуется соблюдать нормы морали, правила поведения, подавлять мирские желания, посвятить себя спасению живых существ и достижению просветления. Алтарь в помещении, где совершается этот обряд, украшается цветочной вазой с веткой священного дерева сикими (иллиций анисовый, бадьян), окропляется водой и осыпается благовониями, на него ставятся две лампады и ароматическая курильница. В этой торжественной обстановке наставник адзяри 阿闍利 передает ученику 10 буддийских заповедей и совершает прочие церемонии.

Своя церемония вступления существует и в школах бугэй. Неофит подает наставнику «клятвенное письмо при вступлении в школу» (нюмон кисёмон 入門起請文), в котором клянется не забывать о милости наставника, хранить в тайне секреты школы и т.д., а в случае нарушения клятвы требует для себя кары богов. Самурай Оно Киёси описал обряд поступления в ученики к Момои Саюхатиро: «Тут на столик для подношений поставили три набора чашечек для сакэ, окрашенных красным лаком, на другой столик положили сушеные моллюски аваби, сушеные каштаны и морскую капусту. Затем один «внутренний ученик» поднес наставнику сакэ. Саюхатиро принял чашечку, опрокинул одну чарку сакэ и вернул чашечку ученику. Ученик принял ее, опрокинул три чарки сакэ и снова передал чашечку наставнику. Саюхатиро принял ее и опрокинул две чарки сакэ. На сем церемония вступления завершилась, учитель и ученик заключили клятвенный союз».

И в миккё, и в бугэй обряд вступления в школу носит инициатический характер, меняющий онтологический статус ученика. В первом случае неофит становится «вышедшим из семьи» – человеком, порвавшим связи с миром, во втором – «вошедшим во врата», то есть учеником, отделенным от мира непосвященных «вратами» школы.

В миккё монашеская практика называется «кагё» 課業 – «дополняющая (привносящая) практика». Выделяют 4 ее ступени. Первая – основа последующих, на ней учитель передает ученику «восемнадцатиступенный путь» постижения Дхармы – 18 мудр и 18 соответствующих им мантр. На второй и третьей ступенях главное внимание уделяется практике йоги, в которой объектами созерцания выступают божества Мандал Алмазного мира и Мира чрева. На заключительном этапе практики адепту передают знание обряда Фудо гома-хо 不動明王護摩法, во время которого в огне сжигаются дощечки – подношения с целью заручиться благоволением избранного божества. Во время кагё адепт должен соблюдать ритуальную чистоту, очищая себя омовением и голодом.

Знание школы бугэй также иерархизировано, включает ряд разделов, которые преподаются строго последовательно. Изучение рюха означает прохождение ряда ступеней, число которых варьируется от школы к школе (обычно 3 – 4). В процессе личного совершенствования ученик должен пройти через 3 этапа преображения личности, которые в бугэй описываются формулой 守破離 сю – ха – ри. «Сю» - «сохранять», «держаться за что-либо» – означает неукоснительно следовать наставлениям учителя, нормам и требованиям школы. «Ха» – «разбить» – значит перейти к совершенствованию путем личного творчества. «Ри» – «отойти» – значит освободиться от каких-либо ограничений, налагаемых школой. В конечном итоге ученик должен обрести новый онтологический статус, новое состояние, описываемое как «иссин фудо» 一心不動 – состояние «единого сознания – небьющегося сердца», «оё мугэ дзидзай» 無下自在– «неограниченной свободы в реагировании на изменения и применении» и т.д.

После прохождения каждого этапа кагё в «тайном учении» адзяри 阿闍梨 (монах высокого ранга) проводит обряд «Окропления головы в знак передачи Дхармы» (伝法灌頂 дэмбо кандзё). Изначальный его смысл – окропление головы монарха при вступлении на трон водой четырех морей в знак его господства над всем миром, но позднее он стал совершаться в знак воспреемствования традиции махаяны. Для проведения дэмбо кандзё устанавливают алтарь, украшают его подношениями и ритуальными предметами.

Аналогичные по смыслу обряды венчают завершение каждого этапа обучения в школе бугэй. После каждого из них учитель вручает ученику соответствующий сертификат. Перед этим ученик передает учителю «клятвенное письмо по случаю воспреемствования традиции» (сёдэн кисёмон 初伝起請文), в котором выражает благодарность за обучение и клянется не разглашать секреты. Особенно строгие требования предъявляются к адепту при передаче «сокровенных традиций» (окудэн 奥伝).

Обряд и подготовка к нему кратко описаны в тексте «Украшение алтаря для церемонии передачи знаний техники убийства и оживления среднего уровня» («Тюдан сикацу дэндзю сайдан сики») наставника школы борьбы Ёсин-рю Абэ Садаэмон: «После семидневного очищения духа и тела путем омовений… надевают церемониальные одеяния, поклоняются алтарю, перед белым занавесом стелют новую рогожу, и, [сидя] на ней, [наставник] передает [ученику] наличные знания по технике убийства и оживления».

Подробнее этот обряд описан в «Секретной книге о пути верховой езды коренной школы Оцубо» («Оцубо хонрю бадо хисё»): «Обряд вручения мастерского сертификата [совершается так]. Постелить соломенную циновку, украсить алтарь, на алтаре в центре установить [конусом] белую мягкую ткань, по бокам от нее поставить дощечки с [именами] наставника и ученика. Также возложить на алтарь сертификат и каллиграфический свиток. По бокам от алтаря установить лампады, приготовить жертвенные подношения, в глиняную миску насыпать промытый рис и поставить его на обеденный столик. Налить сакэ в кувшинчики и [выставить] пару, приготовить одну порцию морского окуня, семь порций клейкого риса моти и все это поставить на столик. Всю циновку покрыть дубовыми листьями по три листа вместе. Затем хлопнуть в ладоши, чтобы из божественного [мира] спустились Богиня Великого Императорского Святилища, Озаряющая Небеса Аматэрасу кодайдзингу, боги Цукиёми-но микото, Онамудзи-но микото, Тоюукэ-но ками, Ацута-даймёдзин, Хатиман-дайдзингу и Касима-даймёдзин, и тогда зачитать вслух Генеалогический свиток (Кэцумяку-но маки) и Правила верховой езды времен Эры богов. Потом выпивают сакэ с тремя видами закуски. Далее [наставник] передает [ученику] бумажный сертификат или сертификат-дощечку и одновременно возвращает ему «скрепленную кровью клятву, данную в присутствии богов» (синъяку кэцуин). Относительно описанного обряда существуют еще многие наставления, передаваемые изустно. Так же проводятся обряды при вручении инка и при передаче фамильного искусства».

После завершения всей практики кагё в «тайном учении» адзяри проводит последний обряд дэмбо кандзё, символизирующий признание достижения адептом просветления и его онтологического равенства с буддой, и далее вручает ученику инка (сокращение от индзин кёка 許可 – «разрешение печати веры») – разрешение на наследование секретных мудр и мантр, которые должен знать адзяри, своеобразную памятку о полученных знаниях и одновременно свидетельство достижения просветления.

Аналогичный обряд практикуется и в школах бугэй при передаче ученику «сертификата полной передачи» (мэнкё кайдэн 免許皆伝 ), который во многих школах также называется «инка» .

В бугэй, так же, как и в миккё, сертификат инка фактически является лицензией, дающей ее обладателю право самостоятельно передавать знание школы и выдавать сертификаты. Его обладатель совершенно свободен в выборе – твердо следовать школе, переданной наставником, или же создать собственную и преподавать ее. Эта особенность резко отделяет бугэй от других традиционных японских искусств, где существует система иэмото, в которой эксклюзивное право выдавать все сертификаты принадлежит единоличному главе школы.

Сравнительный анализ инициатической практики школ бугэй эпохи Токугава и «тайного учения» Сингон показывает значительное сходство между ними в общей структуре (поэтапная инициация вплоть до полного прохождения обучения) и сути системы посвящений (передача личного опыта просветления), что позволяет говорить о влиянии обрядовой практики Сингон на обрядовую практику бугэй. В то же время содержание конкретных обрядов в бугэй указывает скорее на влияние обрядовой практики синто, нежели обрядовой практики Сингон, хотя в них используется буддийский алтарь (祭壇 сайдан).

А.М. Горбылёв «Инициатическая практика школ воинских искусств эпохи Эдо (1603-1867) и «тайное учение» буддийской школы Сингон»

 

Россия ロシア Москва モスクワ, Октябрьский переулок, дом 11 (зал на первом этаже). Занятия проводятся в понедельник и среду с 19.15 до 21.30.

Телефоны: +7 965 108 88 66 или +7 985 784 27 17. E-mail: andrienkov@katori.ru