Технический контекст

Последняя треть эпохи Камакура 鎌倉時代 (1185-1333 годы) и период противостояния северного и южного дворов Намбокутё 南北朝時代 (1333-1392 годы) наглядно демонстрируют начало решительного изменения приемов ведения войн в средневековой Японии. Ранее боевые действия были в основном уделом потомственных военных - буси 武士 (конных воинов), лучников в доспехах, которые бились в стиле, очень похожем на техники степных кочевников материковой Азии, и что впоследствии было названо кюба-но-мити 弓馬の道 («Путь лука и скакуна»), но пришло время пехоты...

Из-за скудности пастбищ в Японии существовал объективный предел количества лошадей, которые могли быть выращены, и это ограничивало численность отрядов конных воинов. По истечении некоторого времени, всё больше рекрутов стало призываться в армии не из числа буси, а из других социальных групп, в частности номин 農民 (крестьян) и госи 郷士 (мелких фермеров). Последние представляли собой класс сельских воинов, занятых службойлишь часть своего времени (другую часть своей жизни они проводили обрабатывая землю). Без значительных средств, необходимых для приобретения оружия, доспехов и лошадей, большинство из них стало пехотинцами, которые обслуживали буси. Буси же стали элитным воинским классом, во многом подобным европейским рыцарям.

По мере того, как число пехотинцев в армиях росло, эти солдаты перестали играть вспомогательную роль и становились главной силой, развиваясь во всё более дисциплинированные отряды. Они были вооружены яри (копьями), нагинатами 長刀/薙刀 (глефами), нагамаки 長巻 и, конечно, разнообразными мечами. Некоторые из последних, более четырех сяку длиной (более 122 сантиметров), были известны как нодати 野太刀 (полевые мечи), одати 大太刀 (большие мечи) или тёто 長刀 (длинные мечи). Использование такого вооружения требовало большой физической мощи, и, вероятно, большинство рядовых скорее полагалось на грубую силу, чем на изощрённую технику. Однако, даже притом, что атаки тяжелым вооружением имели впечатляющие последствия, опытные воины обнаружили, что они могут победить за счет координированных действий, а также - искусного использования довольно лёгкого, более маневренного оружия. Тот факт, что мастерство могло преодолеть голую силу, вероятно, дал толчок развитию воинских традиции.

Это совсем не означает, что в ранней японской истории не было множества искусных воинов, которые, несомненно, виртуозно использовали более тяжёлое оружие. Например, нагината в старейших воинских традициях длинная и увесистая, а копья достигали трех или даже четырех метров в длину.

Мечи также были длиннее и тяжелее, чем большинство современных клинков: достаточно тяжёлые для того, чтобы выдержать столкновение с бронёй доспехов или же с другим оружием. Кромка клинка имела нуки (сердцевину), с прочным поперечным сечением, подобным перевернутому яблочному зернышку, вместо ножеподобных клинков, которые сегодня используются для современного тамэсигири 試し斬り (теста на разрубание).

Воины из союзнических дружин начали собираться в различных местах, обычно в окрестностях синтоистских храмов или буддийских монастырей, для общей практики и обучения. Наиболее важные среди этих мест сбора находились в восточнои Японии, в окрестностях храмов Катори 香取神宮 и Касима 鹿島神宮, расположенных в сегодняшних префектурах Тиба 千葉県 и Ибараки 茨城県. Божества этих храмов были связаны с методами ведения воины с древнейших времен. Эти старые военные учения - не воинские рю, которые были разработаны в последующие века - теперь известны как Касима-но-тати 鹿島之太刀 (меч Касима) и Катори-но-кэн 香取 (меч Катори). Архивы Касима дзингу свидетельствуют, что Касима-но-тати 鹿島之太刀 восходит к VII веку.

Согласно Сиги Мунэнори 信貴宗矩, главы Итигидо, синкретической организации, которая обучает нескольким различным воинским традициям, в том числе Катори Синто-рю и аспектам Касима Синто-рю, те, кто был связан с храмом Касима, были известны своейтехникоймеча, а те, кто был связан с храмом Катори, были знамениты своими навыками владения копьём и нагинатой. Мало известно об их тренировочных методиках, но в основном считается, что воины занимались индивидуальным тренингом, практикуя рубку по воздуху и по объектам, чтобы нарастить свою силу и выносливость, и также практиковали шаблонные упражнения и ката (предопределенные формы).

Учитывая, что воины везде сильно похожи, они наверняка занимались спаррингом, проверяя соответствующие методы друг друга, в разновидности натурального исследования и развивающей программы, обмениваясь информацией и техниками, которые были полезны на поле боя. Помимо практики одиночного боя, они наверняка обстоятельно тренировались в методиках группового и ближнего боя, а также - в тактике. Кроме того, эзотерические тренировочные методы, полученные от местных синтоистских практик, даосизма и буддизма, существовавшие множество столетии, очевидно, были частью подготовки в этих ранних боевых системах. Главное, они несомненно занимались «разборами боев», где они обсуждали и пытались повторить действия, которые позволили им выжить в сражениях, а также отсеивали те приемы, которые подвели их земляков.

В соответствии с широко распространённым мнением, Иидзаса Тёисай Иэнао 飯篠長威斎家直 (1387-1488 годы) создал старейшую, исторически верифицируемую, всё ещё существующую традицию из этих первоначальных методов. Надо заметить, что неизвестны первичные источники, которые описывают Тёисая Иэнао. Скорее, описание его жизни является смесью легенд, устной традиции, и некоторых документов, находящихся внутри самойшколы. С наличием этой оговорки О-сэнсэй родился в клане госи в деревне Иидзаса 飯篠 провинции Симоса 下総国 региона Канто 関東地方.

Госи  郷士 - сельские самураи - были низшей категорией мелкопоместного дворянства. Кланы и роды госи появились не позднее XV столетия. В период Эдо, то есть с начала XVII столетия, госи — уже оформившееся феодальное сословие, постоянно проживающее в деревне, владеющее поместьями на правах держания (у крупных феодалов и князей-даймё). В основном земли, которые жаловались госи, были целинными, находились в граничных областях — на юге острова Кюсю и на острове Сикоку. Земля, как правило, частично сдавалась испольщикам в аренду мелкими участками, частично обрабатывалась крестьянами как барщина.

Кроме службы сюзерену, госи несли административно-чиновничью службу, занимали полицейские должности, вели торгово-ростовщические операции, создавали производства по переработке продуктов сельского хозяйства. Ряды госи пополнялись за счёт зажиточных крестьян, получивших право на наследственную фамилию и ношение меча. К концу периода Эдо (середина ХІХ века) увеличилось число госи, сумевших купить этот статус. После появления в Японии нового аграрного законодательства в 1872—1873 годах госи, наряду с наиболее зажиточным крестьянством — гоно,  составили основу сословия «новых помещиков».

По рангу госи находились между воинами и крестьянами. Они выращивали урожаи, но также и защищали и патрулировали земли их сюзерена и шли на воину в составе его войска. Суровые и простые, они хорошо знали, что любое продвижение по социальной или экономической лестнице произоидет только посредством силы оружия скорее, чем по случайности рождения.

Тёисаи несколько раз ходил в походы и никогда не был побежден в битве. Он служил нескольким феодалам, достигнув таких позиций как главный судья домена Исэ, и, в конечном итоге, сопровождал восьмого сегуна, Асикага Ёсимаса 足利義政 (1449 - 1474 годы), человека испорченного и равнодушного к военнойпрактике.

После поражения клана Тиба 千葉氏 и смерти сюзерена и его сына, ТёисайИэнао продал свою землю и стал нюдо 入道 (буддийским монахом в миру). Это позволило ему устраниться от обязанностеи, ожидаемых от воина-вассала, без ухода от повседневнойжизни, как если бы он стал настоящим монахом. Когда ему было где-то 60 лет, он, в компании некоторых из своих вассалов, удалился в местность вблизи Синтокусан Синпуки-дзи, буддииского монастыря в общейместности с храмом Катори, для выполнения ритуального очищения и тренировки.

Отакэ Рисукэ-сэнсэй пишет, что в это время, один из последователей Иидзаса вымыл своего коня в ручье рядом с храмом Катори, и животное внезапно умерло. Тёисайувидел в этом проявление силы Фуцунуси-но-микото 経津主神, ками храма. Он поклялся посвятить тысячу днейтренировкам и очищающим обрядам.

Согласно летописям Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю, однои ночью во время его аскезы, божество явилось О-сэнсэю в образе мальчика, сидящего на ветке сливы. Он преподнес Тёисаю свиток Мокуроку Хэйхо Синсе (сборник по Военной Стратегии, Завещанной Богами). На основе этого откровения Тёисайсоздал и передал Тэнсинсё-дэн Катори Синто-рю. Тэнсинсё-дэн дословно означает «традиция, завещанная богами», термин, который используется для названия в великом множестве рю, чьи основатели утверждали, что они также получили подобное откровение.

Посредством психо-духовного откровения Тёисайсоздал то, что он назвал Тэнсин Сёдэн Катори Синто-рю, и эта история возникновения подобна таким же в бесчисленных рю. Однако, существует еще фактор, которому комментаторы уделяют мало внимания - Тёисай был не один. Он имел наследство воинских традиции его роднои страны, и он имел компанию своих вассалов, и возможно многие из них ходили в храмы и монастыри за откровением о таинах боя. Кроме того, большинство храмов синто и буддииских монастыреи содержали дружину, и Катори Дзингу не был исключением. Вполне вероятно, что Тёисай не только занимался тренировками со своими вассалами, но также тренировался совместно с гарнизоном храма, который был знаменит своими знаниями в искусстве воины. Катори Дзингу был также хранилищем военных и эзотерических текстов, что, несомненно, внесло вклад в развитие Тёисая и его зарождающегося искусства.

Даже те воины, кто шёл один заниматься аскетическим тренингом, возможно, или воссоединялись со сподвижниками, или собирали их после этого. Одно дело - возможно, самое важное, - понять основной принцип, который будет наполнять всё, что он делает, но разработка программы и создание методики обучения требуют экспериментов с людьми, которые сопротивляются. Другими словами, даже если боги просветили Тёисая, без сомнения, были общение и практика с его учениками, которые привели его просветление к результату.

Кое-что ещё должно быть отмечено в данныймомент, рождение системы рю. Тёисайне вернулся из монастыря для создания дружины или войск наёмников, которые нанимались к различным военачальникам. Его рю также не стала военной силой какого-либо феодального домена или храма. Систематизация боевых техник могла быть жизненнойсилойрю, но они не были созданием сил для специальных операций или независимого политического или военного образования. Они были другими с самого начала.

По матералам книги Эллиса Амдура «Старая школа»


 

Россия ロシア Москва モスクワ, Октябрьский переулок, дом 11 (зал на первом этаже). Занятия проводятся в понедельник и среду с 19.15 до 21.30.

Телефоны: +7 965 108 88 66 или +7 985 784 27 17. E-mail: andrienkov@katori.ru