Инбун 韻文

Вака 和歌

Вака 和歌 (буквально: «японская песнь») — японский средневековый поэтический жанр. Название жанра вака возникло в период Хэйан 平安時代 (794—1185 годы)для отличия собственно японского поэтического стиля от преобладавшего в то время жанра китайской поэзии канси 漢詩, знание которой было обязательно для каждого аристократа.

Вака как жанр традиционно подразделяется на несколько видов:

  • Танка 短歌 (краткая песнь)
  • Тёка 長歌 (долгая песнь)

и некоторые другие.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/0/01/Nihonshoki_jindai_kan_pages.jpg?uselang=ru

История

В средневековой Японии существовал обычай обмениваться поэтическими посланиями. Особенно это было характерно для любовной переписки и нашло отражение в пяти из двадцати томов антологии «Собрание старых и новых песен Японии» 古今和歌集 (Кокин Вакасю), где была собрана любовная лирика. Кроме того, вака широко используется в «Записках у изголовья» 枕草子 (Макура но соси) Сэй Сёнагон 清少納言, а также в «Повести о Гэндзи» 源氏物語 (Гэндзи-моногатари) Мурасаки Сикибу 紫式部 (там записано 795 любовных вака, которыми обменивались персонажи). Обмен поэтическими посланиями в стиле вака стал традиционным и даже обязательным для японской аристократии того времени. Знание наиболее известных произведений в жанре вака, умение прочитать кстати по какому-либо случаю подобную песнь являлось показателем образованности и вкуса просвещённых людей эпохи Хэйан.

Существовали также специально проводимые конкурсы вака: утакай 歌会 (буквально: «поэтические встречи», проводились по случаю знаковых событий, таких как Новый год, любование луной ) и утавасэ 歌合 («поэтические соревнования», соревнования между двумя командами по созданию стихов на указанную тематику). Со временем подобные увеселительные мероприятия приобрели серьёзную эстетическую окраску и стали важной частью японской средневековой культуры.

Древняя Япония

Первые стихи в жанре вака были записаны в свитках «Кодзики» 古事記 («Записи о деяниях древности») и «Нихон сёки» 日本書紀 (буквально «Записанные кистью анналы Японии») — крупнейших памятниках древнеяпонской литературы. Там, однако, вака не была реализована как чёткая поэтическая форма.

В двадцатитомной антологии «Манъёсю» 万葉集 старейшие вака встречается в виде форм тёка и танка. В «Манъёсю» включены вака императора Одзина 応神天皇, Отомо-но Якамоти (позднейшего редактора антологии), Нуката-но Окуми 額田王, Какиномото-но Хитомаро 柿本人麻呂, Ямабэ-но Акахито 山部赤人, Яманоэ-но Окура, Отомо-но Табито 大伴旅人 и Отомо-но Якамоти. Кроме того, в антологию включены вака женщин и простолюдинов, чьи имена до современного читателя не дошли.

Период Хэйан 平安時代 (794—1185 годы)

Во времена периода Нара и в начале периода Хэйан основным поэтическим жанром, культивировавшимся в среде аристократов была китайская поэзия канси. Однако, в X веке вследствие разрыва связей между японским и китайским императорскими дворами, японская аристократия обратила внимание на жанр национальной поэзии. Наложение японских поэтических жанров на китайские традиции привело к возрождению национальной культуры, жанр вака вновь стал популярным и процветающим. Вскоре, император Дайго приказал составить антологию вака — первую антологию, составленную под эгидой японских властей. Лучшие японские поэты того времени собирали в антологии произведения древних авторов, что нашло отражение в названии сборника — «Кокин Вакасю» (буквально: «Древняя и современная антология» или «Собрание старых и новых песен Японии»).

Средние века

В период Камакура начал развиваться новый вид вака — рэнга (сцепленные строфы), жанр поэзии в которой авторами выступали несколько человек, дополняя своими строфами друг друга. Кроме того, в последние годы периода Хэйан, по указу и при личном участии императора Го-Тоба 後鳥羽天皇 была составлена очередная антология вака («Син Кокин Вакасю»). Окончательную редакцию антологии проводили Фудзивара Сюндзэй и его сын Фудзивара Тэйка 藤原定家. Тэйка впоследствии написал теорию создания вака, которой пользовались его последователи и практически все последующие японские поэты.

В период Муромати жанр рэнга получил широкое распространение. Он стал популярен как в среде аристократов, так, посредством буддийских священников в среде богатых горожан. Вскоре, под покровительством императорского двора начали составляться антологии рэнга.

Жанр танка остался прерогативой императорского двора. Консервативные тенденции обострили потерю гибкости и жизненности танка. В эти годы возникла традиция Кокин-дэндзю, восходящая к антологии «Кокин Вакасю». Она представляла систему толкования «Кокин Вакасю» и включала скрытый (или даже потерянный) смысл слов. Изучение вака свелось к выучиванию запутанных правил, сложных теорий, аллюзий и скрытых смыслов только для того, чтобы сочинять танка, достойные императорского двора.

Несмотря на то, что шутливые формы вака встречались уже в «Кодзики» и «Манъёсю», «облагораживание» жанра избавило вака от комических аспектов. В скором времени теория создания рэнга также подверглась ревизии и обросла правилами и ограничениями. В качестве реакции на подобные тенденции в народном творчестве возникли хайкай и кёка — комические формы вака. Однако в период Эдо вака уже потерял гибкость и жизненность, став жанром подражания древним авторам.

Сёгунат Токугава

К времени раннего Эдо жанр вака уже не был столь популярен. Большую популярность приобрели хайкай (хайкай-но рэнга), в которых первыми строфами были хокку. Однако в поздний Эдо вака получил своё развитие вне пределов аристократии — Мотоори Норинага 本居宣長, собиратель традиционной японской литературы, попытался восстановить жанр вака как способ выражения лирических чувств по-японски. Он начал писать в жанре вака, и этот жанр снова стал важным для его учеников и последователей — членов школы Кокугаку. В провинции Этиго буддийский священник Рёкан начал создавать вака в намеренно наивном стиле, избегая сложных правил, традиционных для этого жанра.

В среде горожан тем временем новое развитие получила форма сатирического вака — кёка, завоевавшая признание в среде образованных людей Эдо и Осаки. Однако, основная форма вака оставалась привязанной к старинным традициям и почти не получила развития.

Новое время

Очередное развитие жанр вака получил в новое время, когда некоторые поэты стали издавать семейные поэтические сборники (например, «Мёдзё», прекративший своё существование довольно быстро, или «Хототогису», издававшийся Масаокой Сики, дошедший в виде журнала до наших дней), в которых публиковались их друзья и ученики. Именно Масаока Сики считается отцом современной танка (именно он создал этот термин для отличия жанра от вака).

Во времена Реставрации Мэйдзи 明治維新 (Мэйдзи Исин) Масаока Сики провозгласил необходимость обновления жанра вака, на волне обновления страны в целом. Сики превозносил стиль «Манъёсю», в то время как о стиле «Кокин Вакасю» отзывался нелестно. Он приводил в пример третьего сёгуна Камакура, Минамото-но Санэтомо 源実朝, писавшего вака в стиле Менъёсю. После смерти Сики, в период Тайсё, Сайто Мокити с друзьями собрал поэтический цикл Арараги, восхвалявший Манъёсю. Используя издававшийся ими журнал, Сайто с товарищами распространили своё влияние по всей стране. Тем не менее, при императорском дворе, вплоть до настоящего времени осталась основной и превалирующей традиционная форма вака.

В настоящее время существует множество сообществ поэтов, пишущих в жанре вака. Во многих газетах существуют колонки, где публикуются вака.

Танка 短歌

Танка 短歌 («короткая песня») — 31-слоговая пятистрочная японская стихотворная форма - основной вид японской феодальной лирической поэзии, являющаяся разновидностью жанра вака 和歌 («песни Ямато»).

История танка и примеры

Истоки танка — в народных преданиях и устной поэзии эпохи родового строя. В настоящее время танка культивируется как основная форма японской национальной поэзии. В XIII-XIV веках существовал сатирический жанр — ракусю, а в более поздние времена — юмористическая поэзия кёка (в буквальном переводе «безумные стихи»), которые также используют строфу танка, то есть 5-7-5-7-7.

Поэт Ки-но Цураюки 紀貫之 (IX — начало X века) даёт определение танка, как поэзии «корни которой — в человеческом сердце».

Танка не имеет рифм. Техника этой формы поэзии основана на сочетании пяти- и семисложных стихов с двумя семисложными заключительными стихами:



Окуяма-ни                            В глубине в горах

момидзи фумивакэ              топчет красный клёна лист

наку -сика-но                       стонущий олень

коэ кику токи дзо                 слышу плач его... во мне

аки-ва канасики                   вся осенняя печаль

Танка поэта Сарумару-даю 猿丸大夫

Составленное по этой форме стихотворение может содержать до 50 или 100 строчек, и в этом случае оно называется тёка 長歌 («длинная песня»), или нагаута 長歌, однако большинство японских танка состоит из пяти строк по схеме — 5-7-5-7-7, что в общей сложности составляет 31 слог.

Во всём мире широко известны японские трёхстишия хайку (или хокку) и пятистишия танка. Эпитафией крупнейшего японского поэта нашего века Исикавы Такубоку 石川啄木 стала его самая известная танка (перевод Веры Марковой):

    На северном берегу,

    Где ветер, дыша прибоем,

    Летит над грядою гор,

    Цветёшь ли ты, как бывало,

    Шиповник, и в этом году?..

На рубеже веков появилось несколько поэтических циклов в жанрах японской лирики: «Подражание японскому» Вячеслава Иванова, «Пять танок» Андрея Белого, «Лепестки Сакуры» Венедикта Марта и «Японские танки и хай-кай» Валерия Брюсова.

    В синеве пруда

    Белый аист отражён;

    Миг — нет следа.

    Твой же образ заключён

    В бедном сердце навсегда.

Хайку 俳句

Ха́йку 俳句 — жанр традиционной японской лирической поэзии вака, известный с XIV века. В самостоятельный жанр эта поэзия, носившая тогда название хокку, выделилась в XVI веке; современное название было предложено в XIX веке поэтом Масаока Сики 正岡子規. Одним из самых известных представителей жанра был и до сих пор остаётся Мацуо Басё 松尾芭蕉.

Структура и жанровые признаки хайку

Оригинальное японское хайку состоит из 17 слогов, составляющих один столбец иероглифов. Впрочем, уже у Басё встречаются отступления от нормы слогового состава. Особыми разделительными словами — кирэдзи 切れ字  («режущее слово») — текст хайку делится в отношении 12:5 — либо на 5-м слоге, либо на 12-м. При переводе хайку на западные языки традиционно — с самого начала XX века, когда такой перевод начал происходить, — местам возможного появления кирэдзи соответствует разрыв строки и, таким образом, хайку записываются как трёхстишия.

В 1970-е годы американский переводчик хайку Хироаки Сато предложил в качестве более адекватного решения записывать переводы хайку как моностихи; вслед за ним канадский поэт и теоретик Кларенс Мацуо-Аллар заявил, что и оригинальные хайку, создаваемые на западных языках, должны быть однострочными. Крайне редко встречаются — среди переводных и оригинальных хайку — и двустрочные тексты, тяготеющие к слоговой пропорции 2:1. Что касается слогового состава хайку, то к настоящему времени и среди переводчиков хайку, и среди авторов оригинальных хайку на разных языках сторонники соблюдения 17-сложности (и/или схемы 5—7—5) остались в меньшинстве; по общему мнению большинства теоретиков, единая слоговая мера для хайку на разных языках невозможна, потому что языки значительно отличаются друг от друга средней длиной слов и, следовательно, информационной ёмкостью одинакового количества слогов. Современные хайку, написанные на европейских языках, обычно короче 17-ти слогов (особенно англоязычные), тогда как русские хайку могут быть даже длиннее.

В классическом хайку центральное место занимает природный образ, явно или неявно соотнесённый с жизнью человека. При этом в тексте должно быть указание на время года — для этого в качестве обязательного элемента используется киго 季語 — «сезонное слово». Хайку пишут только в настоящем времени: автор записывает свои непосредственные впечатления от только что увиденного или услышанного. Традиционное хайку не имеет названия и не пользуется привычными для западной поэзии выразительными средствами (в частности, рифмой), однако использует ряд специфических приёмов, выработанных японской национальной традицией (например, какэкотоба 掛詞). Искусство написания хайку — это умение в трех строках описать момент. В маленьком стихотворении каждое слово, каждый образ на счету, они приобретают особую весомость, значимость. Сказать много, используя лишь немного слов, — главный принцип хайку.

В сборниках хайку каждое стихотворение часто печатается на отдельной странице. Это делается для того, чтобы читатель мог вдумчиво, не торопясь, проникнуться атмосферой стихотворения.

История хайку в Японии

Слово «хокку» 発句 («начальная строфа») первоначально означало начальную строфу другой японской поэтической формы — рэнга 連歌 («нанизывание строф») — или первую строфу танка. С начала периода Эдо (XVII век) хокку стали существовать и как самостоятельные произведения. Термин «хайку» предложил поэт и критик Масаока Сики в конце XIX века для различения этих форм.

Хайку демократизировала японскую поэзию, освободив поэтическое творчество от свода правил и влияния героического и придворного эпоса. Поскольку хайку были новым явлением, не было ещё никаких канонических школ, и авторы хайку были намного свободнее в своём творческом поиске, чем поэты, писавшие пятистишия. Хайку привлекла в поэзию образованных, как бы «спустив» творчество вниз по социальной лестнице, сделав его доступным тем, кто не входил в высшие сословие. Это была настоящая демократическая революция в искусстве.

В своём становлении хайку прошла несколько этапов. Поэты Аракида Моритакэ 荒木田 守武 (1465—1549) и Ямадзаки Сокан (1465—1553) представляли себе ее как миниатюру чисто комического жанра. Заслуга превращения хайку в ведущий лирический жанр принадлежит Мацуо Басё (1644—1694).

С именем поэта и художника Ёса Бусона 与謝蕪村 (1716—1783) связано расширение тематики хайку. Параллельно в XVIII веке развиваются комические миниатюры, выделившиеся в самостоятельный сатирико-юмористический жанр сэнрю 川柳 (фамилия популяризатора жанра). В конце XVIII — начале XIX веков Кобаяси Исса 小林一茶, также известный кака Ятаро 弥太郎 ввел в хайку социальные мотивы, демократизировал тематику жанра.

В конце XIX — начале XX веков Масаока Сики приложил к хайку заимствованный из живописи метод сясэй 写生 («зарисовки с натуры»), способствовавший развитию реализма в жанре хайку.

Сегодня хайку продолжает быть популярным жанром поэзии. В дни празднования Нового года в Японии для привлечения удачи сочиняются хайку, посвящённые первому снегу в новом году или первому сну. Высока популярность образовательных телевизионных программ NHK о хайку.

Примеры хайку известных авторов

    Мацуо Басё 松尾芭蕉

        かれ朶に烏の とまりけり 秋の暮

        карээда ни карасу но томарикэри аки но курэ

        На голой ветке / ворон сидит одиноко. / Осенний вечер. (В. Маркова)

    Мукаи Кёрай 向井去来

        かすみうごかぬ 昼のねむたさ

        касуми угокану хиру но нэмутаса

        Не зыблется лёгкая дымка... / Сон затуманил глаза (В. Маркова)

    Нисияма Соин 西山宗因

        ながむとて 花にもいたし 首の骨

        нагаму то тэ хана ни мо итаси куби но хонэ

        Всё глазел на них, / сакуры цветы, пока / шею не свело (Д. Смирнов)

Знаменитые авторы хайку

    Мацуо Басё 松尾芭蕉 (1644—1694)

    Камидзима Оницура (1664—1738)

    Ёса Бусон
与謝蕪村 (1716—1783)

    Кобаяси Исса
小林一茶 (1763—1827)

    Масаока Сики
正岡子規 (1867—1902)

    Такахама Кёси (1874—1959)

    Сайто Мокити (1882—1953)

    Танэда Сантока (1882—1940)

    Накамура Кусатао (1901—1983)

    Кага-но Тиё
千代尼 (1701—1775)

    Дзюсин Такаянаги
高柳重信 (1923—1983)

    Тота Канэко (р. 1919)

Сэнрю 川柳

Сэнрю 川柳 («речная ива») — жанр японской поэзии, возникший в период Эдо. По форме совпадает с хайку, то есть представляет собой трёхстишие, состоящее из строк длиной в 5, 7 и 5 слогов. Но, в отличие от лирического жанра хайку, сэнрю — жанр сатирико-юмористический, далёкий от любования красотой природы. Характерно, что сэнрю обычно не содержат киго — указания на одно из четырёх времён года, обязательного для классического хайку.

В Японии в смеховой культуре юмор всегда преобладал над сатирой. Об этом пишет в книге «Японская художественная традиция» Т. Григорьева. Поэтому хайку в жанре сэнрю не преследовались властями, как это случалось бы с сатирическими произведениями. Сатира может оказаться в оппозиции к власти и тогда, когда не затрагивает социальных вопросов: за счёт постоянного обличения нравов, если духовная власть посчитает это нарушением монополии верхов на критику. Но сэнрю не занимались и нравственным обличением обычных человеческих пороков. Это скорее, даже в сатирических стихах, жанр шутки, анекдота, скетча.

Хотя внешне, по своему содержанию, сэнрю похожи на европейские анекдоты, между сэнрю и европейской смеховой традицией есть принципиальная разница. У сэнрю было серьёзное идеологическое обоснование, и мастера сэнрю не считали себя поэтами, уступающими в эстетике поэтам прошлых эпох. Смех по-японски «окаси». Вот что пишет о смеховой культуре Японии XVIII века Т. Григорьева: «Не удивительно, что Хисамацу ставит окаси в один ряд с аварэ, югэн, саби. Они равноправны. Каждому времени — своё чувство: строгость Нара, красота Хэйана, печаль Муромати, смех Эдо. Общество отстраняло то, к чему теряло интерес, и выдвигало на первый план то, в чем испытывало нужду. Постоянным оставался критерий прекрасного».

Рэнга 連歌

Рэнга 連歌 (буквально: «совместное поэтическое творчество») — жанр старинной японской поэзии. Рэнга состояла по меньшей мере из двух строф ку ; обычно же строф было много больше. Первая, «открывающая» строфа рэнга (5-7-5 слогов) назывались хокку, именно она в своё время послужила основой для создания самостоятельного жанра японских трёхстиший-хайку.

С течением времени танка (буквально «короткая песня») стали четко делиться на две строфы. Иногда их сочиняли два разных поэта — получался своего рода поэтический диалог. Его можно было продолжать сколько угодно, при любом количестве участников. Так родились «сцепленные строфы» (оригинальное название — «рэнга»), поэтическая форма, очень популярная в Японии в средние века. Умение делать неожиданные повороты сюжета, сохраняя при этом сложную взаимосвязь с предыдущей строфой, очень ценилось. В «сцепленных строфах» чередовались трехстишия и двустишия. Соединяя их по два, можно было получить сложное пятистишие — танка.

Так тягостно жить зимою

На дальнем морском берегу!

    Бонтё

Кажется, стал бы глотать

Рыбу вместе с костями

Этот иссохший старик.

    Басё 松尾芭蕉

Привратник в дворец обветшалый

Юношу тайно впустил.

    Кёрай 向井去来

Ширмы упали вдруг…

Неопытные служанки

Толкнули их невзначай.

    Бонтё

Какая убогая баня!

Циновка на грубом полу.

    Басё

Сцепленные строфы из сборника «Соломенный плащ» перевод Веры Марковой Можно заметить, что от того, с какой строфой — предыдущей или последующей — «сцепить» очередную часть рэнга, меняется смысл пятистишия. Так, первая и вторая строфы повествуют нам о старом рыбаке, вторая и третья — о старом стороже, третья и четвертая — о тайном свидании, которое от соединения четвертой строфы с пятой неожиданно превращается в убогую баню.

Наиболее популярной формой рэнга в эпоху Эдо являлась форма касэн 歌仙 — цепочка из 36 строф. Как правило, касэн должна была дважды отсылать слушателя к цветам (обычно — цветение вишни) - хана-но дза 花の座, и трижды — к луне - цуки-но дза 月の座.

Считается, что самые ранние примеры рэнга возникли к концу периода Хэйан, и по существу являлись вака, созданными двумя поэтами. Подобный стиль поэзии получил название тан рэнга 短連歌 («краткая рэнга»). Другой тип рэнга назывался тё рэнга 長連歌 («долгая рэнга»). Однако, некоторые исследователи полагают, что первейшими образцами рэнга являлист песни о богах Идзанаги и Идзанами в антологии «Кодзики».

В рэнга всегда были очень сильны традиции древности. О необходимости обращаться к древним поэтам говорил теоретик рэнга Нидзё Ёсимото: «Цель рэнга — старую, хорошо известную истину выразить новым способом… Конечное назначение рэнга — оживить известное» Это не означает, что в рэнга надо избегать оригинальности. Наоборот, говорил Ёсимото, именно неожиданное производит самый лучший эффект. Но главное с точки зрения Ёсимото, сохранить дух поэзии былых времен и «не сворачивать с того пути, который позволял великим поэтам выражать этот дух»

Ёсимото также писал, что рэнга выражает связанными строфами всеобщую связь вещей, единство мира в его бесконечных изменениях : «Если вникните в форму рэнга, то увидите, что один стих продолжает другой, отражая великое разнообразие вещей: одно процветает, другое увядает, одно светится радостью, другое омрачается печалью, но все существует рядом друг с другом, все пребывает в движении. Это и есть дао нашего времени. Прошлое становится настоящим, весна — осенью, цветы — желтыми листьями, все уносит поток времени, и отсюда — ощущение быстротечности». Рэнга живет в ритме самой жизни «с ее незаметными переменами, непредвиденными поворотами, кажущейся сумятицей событий. Жизнь так же изменчива и непредсказуема, как рэнга», — продолжал мысль Ёсимото другой исследователь рэнга, Макото Уэда.


 

Россия ロシア Москва モスクワ, Октябрьский переулок, дом 11 (зал на первом этаже). Занятия проводятся в понедельник и среду с 19.15 до 21.30.

Телефоны: +7 965 108 88 66 или +7 985 784 27 17. E-mail: andrienkov@katori.ru