Сакоку 鎖国

Сакоку 鎖国 (буквально «страна на цепи») — внешняя политика самоизоляции страны от внешнего мира, которая была введена после восстания христиан в Симабаре 島原の乱 (Симабара но ран) в 16371638 годах и проводилась сёгунами из рода Токугава 徳川氏 в течение двух столетий, с 1641 по 1853 годы.

В середине XVI века на японских островах завязалась оживлённая торговля с европейцами. В 1542 году там появились португальцы, а в 1580 — испанцы. На острова европейские купцы, пираты и миссионеры привозили изделия из Китая (главным образом, шёлк), а также европейское огнестрельное оружие. Оттуда же вывозилось золото, серебро и невольники. Появившись в Японии вместе с купцами, иезуиты (Франциск Ксаверий и другие) стали проповедовать католичество, что вначале имело успех. Феодалы острова Кюсю не только принимали у себя иезуитов и давали им разрешение на свободную проповедь, на открытие школ и церквей, но и более того — принимали христианство сами и обращали в него своих вассалов. Они надеялись привлечь в свои порты побольше торговых кораблей, а главное — увеличить запасы необходимого им огнестрельного оружия. И сама поддержка европейцев могла сыграть большую роль в их борьбе с другими феодалами.

Появление европейцев на японских островах не только способствовало обострению междоусобных войн феодалов, давало толчок развитию морской торговли, но и вызывало опасность подчинения Японии европейскими колонизаторами, ведь испанцы и португальцы принимали участие в междоусобных войнах на стороне южных феодалов. В реальности европейской угрозы японцы могли убедиться на примере захваченных испанцами Филиппин. Существовала также и ощутимая опасность от маньчжуров, подчинивших своей власти Китай и Корею.

Главной причиной закрытия страны стало внутреннее положение в стране. Развитие внешней торговли в XV—XVI веках вызвало рост прослойки богатых горожан в морских портах. Их влияние, обусловленное огромными богатствами, стало настолько значительным, что грозило подорвать и сами устои феодального строя. Поэтому феодалам для сохранения своего положения было необходимо нанести удар могуществу этой торговой буржуазии — запретить ей заниматься внешней торговлей. Торговля с иностранцами была монополизирована компанией, не только созданной и контролируемой правительством сёгуна, но и организованной с прямым участием правительства в качестве пайщика, а это лишало источника обогащения и торговое сословие, и южных феодалов.

После смещения чиновников, виновных в связях с иностранцами, и подтверждения указа о запрещении миссионерской деятельности токугавское правительство перешло к решительным действиям — несколько христиан были казнены, а в 1614 году особым указом было введено полное и безоговорочное запрещение иноземной религии. В 1630 году прекращён ввоз европейских книг, а также китайских, где имелось малейшее упоминание о христианстве.

Под страхом смертной казни с 1636 года японцам запрещалось покидать территорию своей страны без особой правительственной санкции, а также строить большие суда, пригодные для дальних плаваний. Иностранные же купцы давали специальное обязательство заниматься только торговлей.

После подавления симабарского восстания крестьян-католиков сёгунат рядом указов окончательно «закрывает» страну для иностранцев, стремясь пресечь любое иностранное влияние. В 1638 году по указу Токугава из страны были высланы все португальцы, на испанцев репрессии были распространены ещё раньше. Все контакты с западным миром были монополизированы голландцами-кальвинистами, особое положение которых в стране было обеспечено их помощью в подавлении восстания католиков. Два раза в год был разрешён заход голландских и китайских судов лишь в один порт в стране — Нагасаки 長崎市 (Нагасаки-си, буквально: «длинный мыс»).

Сведения о западных науках и культуре проникали в Японию под видом рангаку через голландскую торговую факторию на насыпном островке Дэдзима 出島 (или Дэсима, дословно «выдающийся, выпирающий остров») в гавани Нагасаки. Изоляционистская политика позволяла сёгунам надзирать за торговлей с Кореей и Китаем, сводить к минимуму миссионерскую деятельность католических священников и не допускать колонизации островов европейцами.

Строительство искусственного острова началось в 1634 году по приказу сёгуна Иэмицу первоначально как места торговли и хранения товара для португальских купцов. В 1637 году произошло восстание в Симабаре, в котором самое активное участие принимали японские христиане, после которого сёгунат решил изгнать всех европейцев из Японии. Однако, учтя ту помощь, которую оказали голландцы в подавлении восстания и тот факт, что они исповедовали кальвинизм, не занимаясь миссионерской деятельностью, сёгун разрешил Голландской Ост-Индийской компании вести торговлю через Нагасаки.

Поначалу голландское представительство занимало довольно обширные площади в порту Хирадо. В 1637—1639 годах голландцы решили оборудовать торговую факторию в Хирадо каменными домами и складами, что и послужило поводом к их изгнанию на остров Дэдзима. Дело в том, что эти самые даты они выбили на элементах зданий, а по указу бакуфу любые христианские символы, в том числе и христианское летоисчисление на территории Японии были полностью запрещены.

Эта небольшая оплошность голландцев позволила обвинить их в неспособности соответствовать строгим правилам сакоку, в 1641 году торговая фактория в Хирадо была разрушена, а голландцам пришлось довольствоваться гораздо менее комфортной Дэдзимой. Кроме того, сёгун обязал голландцев менять своих представителей в Японии ежегодно, дабы они не обзавелись опасными связями на островах.

С этого момента торговать с Японией разрешалось только Китаю и Голландии. Существенным фактом было то, что Дэдзима — искусственный остров, а значит, нога чужаков не касалась священной земли Японии. Сам остров был откровенно маленьким — всего 120 на 75 метров. С островом Кюсю его соединял небольшой мостик, охраняемый с обеих сторон. На голландской его части были ворота. Кроме торговых складов, на острове были построены дома, вмещавшие до 20 человек и несколько залов для официальных визитов японских представителей. С японской стороны, кроме стражников, присутствовало довольно многочисленное официальное представительство. Смотритель острова с 50 помощниками, большое количество купцов, около 150 переводчиков — все они получали плату за счёт Ост-Индской компании. Дэдзима, оставаясь территорией Эдо, управлялась губернатором бугё 奉行, отвечающим за все контакты между островом и Японией. Он лично должен был досматривать голландские корабли заходящие в порт, изымать любую религиозную литературу (религиозные службы на острове были строго запрещены), снимать с кораблей парусное вооружение до тех пор, пока те не получат официальное разрешение на отплытие.

  1. Комната капитана カピタン部屋 (капитан хэя)
  2. Комната старшего надзирателя 乙名部屋 (отонабэя)
  3. Комната переводчиков 通詞部屋 (цудзи хэя)
  4. Кухня 料理部屋 (рёри хэя)
  5. Комната наблюдателя 検使部屋 (кэси хэя)
  6. «Водяные ворота» 水門 (суимон)
  7. Причал 荷揚場 (ниагэба)
  8. Кладовка А イ之蔵 (ино кура)
  9. Кладовка В ロ之蔵 (роно кура)
  10. Комната хирурга-голландца 外科蘭人部屋 (гэка ран хито хэя)
  11. Главные ворота 表門 (омотэмон)
  12. Спальня 花園玉突場 (ханадзоно тамацуки-ба)
  13. Сад и огород 花畠 (ханабэтаки)
  14. Сторожка 番所 (бансо)
  15. Прачечная 洗濯場 (сэнтаки-ба)
  16. Комната мещан 町人部屋 (тёнин хэя)
  17. Свинарник 豚小屋 (бутагоя)
  18. Коровник 牛小屋 (усигоя)
  19. Плотницкая 大工小屋 (дайку коя)
  20. Место объявлений 制札場 (сэйсацуба)

Несмотря на то что всю эту делегацию приходилось содержать голландцам, торговля с Японией оставалась очень прибыльной до конца XVIII века. К тому времени ограничения сакоку усилились и в порт стали пускать не более двух кораблей в год. После банкротства Голландской Ост-Индии в 1795 году, управление Дэдзимой перешло в руки государства. Особо тяжёлые времена переживала фактория во времена, когда Нидерланды, в тот момент называвшиеся Батавской республикой, находились под контролем Наполеона, и у торговцев не было никакой связи с родиной. В течение пяти лет Дэдзима оставалась (наряду с Голландской Гвинеей) одним из двух мест на Земле, где реял голландский флаг.

Изначально основным спросом пользовался шёлк из Китая, однако позже голландцы смогли заинтересовать Японию сахаром, что оказалось гораздо более выгодным товаром. Кроме того, спросом пользовались оленьи шкуры и разнообразные кожи из Азии, а также изделия из шерсти и стекла из Европы. Из Японии голландцы везли в основном серебро и другие металлы.

Особо стоит отметить частную инициативу некоторых торговцев, обычно из управляющих Дэдзимой, — продажа книг и различных научных инструментов не только приносила хороший доход торговцам, но и позволяла Японии стремительно навёрстывать технологическое отставание от запада. За несколько десятилетий Японцами было куплено более 10000 иностранных книг, охватывающих самые разнообразные науки, что послужило центральным фактором движения рангаку. За всю двухсотлетнюю историю Дэдзимы (1641—1847 годы) порт посетили 606 голландских кораблей. По началу голландцы торговали свободно, но с 1671 года сёгун, опасаясь европейского влияния, всё сильнее ограничивал торговые обороты. Сначала было введено ограничение в 5 кораблей в год, затем с 1715 года — 2 корабля, с 1790 года и вовсе один, хотя позже всё же вернулись к практике двух кораблей в год. Во время Наполеоновских войн, когда Нидерланды стали провинцией Франции, британский флот препятствовал торговле и открыто атаковал голландские корабли. Однако снабжение Дэдзимы и торговля продолжались при помощи нейтральных судов из Америки и Дании. После освобождения Нидерландов в 1815 году возобновилась регулярная торговля.

Брешью в устройстве сакоку были визиты в Японию русских торговцев и мореплавателей — таких, как Павел Лебедев-Ласточкин (1778), Николай Резанов (1807) и Василий Головнин (1811); последний был задержан на острове Кунашир и провёл в японском плену два года. Недовольство правительства вызывали также участившиеся случаи захода в японские гавани английских (фрегат «Фаэтон») и французских (Лаперуз) судов. Это привело к ужесточению политики сакоку.

«26 сентября (1701), в шестом часу вечера, Гулливер поднялся на борт корабля, настоящего, большого корабля, на котором плавали люди — такие же, как сам Гулливер. Это было английское торговое судно, возвращавшееся из Японии. Капитан его, Джон Бидль из Дептфорда, оказался любезным человеком и прекрасным моряком.»
Дж. Свифт. Путешествия Гулливера.
 

В 1825 году вышел указ, требовавший открывать стрельбу по любому западному кораблю, который появится вблизи японских берегов.

Сочетание внешних факторов привело в середине XIX века к росту интереса европейских стран, и особенно США, к открытию торговли с Японией:

Открытие в 1842 году цинского Китая для торговли с Европой и США, вкупе с присоединением Калифорнии к США в 1850, создало постоянный поток морских перевозок между Северной Америкой и Азией. Дополнительно, китобойная индустрия США, успешно развёртывавшаяся в северной части Тихого океана с середины XVIII века, нуждалась в безопасных гаванях, помощи в случае кораблекрушений, и надёжных станциях дозаправки.

Происходивший параллельно переход от парусного флота к паровому, основанному на сжигании угля, привёл к росту потребности американских торговцев в промежуточных базах, где торговые суда могли загрузиться углём и провизией во время длительного перехода из США в Китай. Сочетание выгодного географического положения и слухов о наличии значительных запасов угля в Японии сделали открытие японских портов для торговли с США приоритетным в глазах американского правительства.

Наконец, постоянный поток американских моряков, оказавшихся на берегах Японии из-за кораблекрушений и подвергавшихся плохому обращению со стороны японцев, побуждал правительство США к установлению прямых дипломатических отношений с Японией.

Всё это привело правительство США к решению направить в Японию в 1853 году экспедицию ВМС США под командованием командора Перри, перед которой была поставлена задача добиться установления прямых дипломатических отношений с Японией. Действуя в духе дипломатии канонерок, «чёрные корабли» Пэрри, под угрозой обстрела столицы, принудили Японию к заключению соглашения в Канагаве, открывшего Японию иностранной торговле и фактически положившего конец политике самоизоляции страны. Аналогичные договоры были вскоре заключены с Россией, Францией и Британией.

Подписание неравноправных договоров с иностранными державами; смерть сёгуна, не оставившего стране наследника; экономический кризис и эпидемии, ставшие следствием открытия страны для международной торговли — всё в совокупности привело страну к экономическому и политическому кризису, закончившемуся гражданской войной (1868—1869), в которой сторонники модернизации, сплотившиеся под лозунгом возврата власти императору (Реставрации Мэйдзи), победили сторонников сёгуната.

После Реставрации Мэйдзи (1868), новое правительство Японии взяло курс на модернизацию страны. Были сняты ограничения эпохи Сакоку, такие, как запрет покидать территорию страны, открыты для торговли все порты и многое другое.


 

Россия ロシア Москва モスクワ, Октябрьский переулок, дом 11 (зал на первом этаже). Занятия проводятся в понедельник и среду с 19.15 до 21.30.

Телефоны: +7 965 108 88 66 или +7 985 784 27 17. E-mail: andrienkov@katori.ru