Цукумогами 付喪神

Цукумогами 付喪神 — «дух вещи» — разновидность ками: вещь, приобретшая душу и индивидуальность. Это ёкай, рожденный из предмета, в котором поселился ками. Согласно поверьям японцев о духах (Цукумогами-эмаки), цукумогами происходит от артефактов или вещей, которые существуют в течение очень длительного периода времени (от ста лет и более) и потому стали живыми или обрели сознание. Любой объект этого возраста, от меча до игрушки, может стать цукумогами 付喪神. Это специальная группа призраков ёкай, как полагают, включают в себя почти все виды антропогенных бытовых артефактов, таких как посуда, инструменты и повседневные аксессуары.

Цукумогами 付喪神 являются сверхъестественными существами, в отличие от заколдованных вещей. Также духами могут стать вещи, которые были забыты либо потеряны, — в этом случае для превращения в цукумогами 付喪神 нужно меньше времени; такие вещи будут стараться вернуться к хозяину.

Появление цукумогами 付喪神 в японском фольклоре датируется приблизительно X веком и является частью учения Сингон, согласно которому любая вещь обладает душой, но лишь старинные предметы могут проявлять свой характер.

Поскольку данный термин в японском фольклоре имел несколько различных значений, его происхождение трудно однозначно установить. Как один из вариантов слово «цукумогами» 付喪神 можно перевести как «волосы старой женщины».

Цукумогами очень сильно различаются по своему внешнему виду — в зависимости от природы происхождения духа, то есть типа вещей, из которых они происходят. Их характер может различаться в зависимости от характера бывшего хозяина и эмоций, окружавших предмет. Некоторые — например, те, что происходят от бумажных фонарей или разорванной обуви, — могут иметь разрывы, которые становятся глазами и острыми зубами, придавая лицу жутковатый вид.

Другие, такие как носимые чётки или чашки чая, могут выглядеть «тёплыми», доброжелательными. Характер каракаса-обакэ (оживший зонтик) будет сильно отличаться от характера ванигути (оживший храмовый гонг). Таким образом, нельзя однозначно охарактеризовать цукумогами 付喪神 как зловредного или доброго духа, так как, по сути, это лишь название целого класса духов.

Хотя они обычно считаются мистическими или легендарными существами из народного фольклора, большинство цукумогами с именами являются героями произведений, созданных во времена периода Эдо. Наиболее популярный художник Торияма Сэкиэн, и многие другие, добавили собственных созданий в список цукумогами. Народные описания цукумогами 付喪神 редки, но всё же существуют в некоторых сказках (например, Бакэмоно-дэра).

Специалисты говорят, что в собственно народном фольклоре историй о цукумогами сохранилось достаточно немного. Зато со времени эпохи Эдо — время правления клана Токугава с 1603 до 1868 годы, когда складывалась централизованная Япония и собиралась-систематизировалась-создавалась японская мифология — цукумогами становятся непременными персонажами баек о встречах со сверхъестественным (кайдан), групповые рассказы которых превращаются в популярную салонную игру "Хяку моногатари Кайданкай" ("собрание ста рассказчиков страшных историй"). Вместе с возникновением такого жанра изобразительного искусства как Укиё-э 浮世絵 (образ изменчивого мира), стали появляться разнообразные перечни всевозможных ёкаев и обаке в виде иллюстрированных свитков. При этом художники зачастую не ограничивали себя сугубо воспроизведением существующих списков сверхъестественных существ, а добавляли в их списки свои придумки. Самый большой вклад в это дело внес, видимо, Торияма Сэкиэн — не только систематизировавший японскую демонологию, но и задавший фактически образцы для изображения ее персонажей:

  • Иллюстрированный ночной парад 100 демонов 画図百鬼夜行 (1776 год)
  • Иллюстрированные 100 демонов прошлого и настоящего 今昔画図続百鬼 (1779 год)
  • Дополнение к 100 демонам прошлого и настоящего 今昔百鬼拾遺 (1780 год)
  • Иллюстрированное собрание 100 случайно выбранных демонов 画図百鬼徒然袋 (1784 год).

В XX веке цукумогами 付喪神, благодаря всяким манга и аниме, стали частью японской, да и не только японской массовой культуры. Критики отмечают, что по большому счёту цукумогами безопасны — обычно они не причиняют какого-либо вреда, ну разве что шалят понемножку. Но это если их не сердить. Потому что в принципе они могут объединиться и начать мстить тем, кто плохо с ними обращался, кто их сломал или выбросил на помойку. Вот чтобы такого не произошло, в Японии по сей день в синтоистских храмах совершаются специальные церемонии для умиротворения поломанных вещей.

Самые известные цукумогами 付喪神:

  • Абуми-гути или абуми-кути 鐙口 («стремя-рот») - странное пушистое существо, которое появляется на свет из старого лошадиного стремени, которое принадлежало воину-всаднику, погибшему на войне, в том случае, если соратники оставляли стремя брошенным на поле брани. Считается что абуми-гути, подобно преданному псу, будет ожидать своего господина в том месте, где забыли стремя, а так как павший в бою прежним уже не вернётся, то его абуми-гути навсегда обречён на одиночество.
  • Бакэ-дзори 化け草履 - в это существо превращается традиционная японская соломенная сандалия дзори по достижении столетнего возраста (обычно кем-то забытая в кладовке), если хозяева плохо заботятся о своей обуви. Бакэ-дзори бродит ночами по дому и напевает слова: «Карарин, корорин, канкорорин! Глаза три, глаза три, зуба два!» カラリン、コロリン、カンコロリン、まなぐ三つに歯二ん枚. Песенка, вероятно, служит напоминанием о другой японской обуви — деревянных сандалиях гэта, которые действительно издают подобные звуки при ходьбе по полу, а также имеют три глазка - отверстия, просверлённые для ремней и два зуба - деревянные бруски на платформе подошвы. Японская национальная обувь может иметь характер, и характер весьма шаловливый. Вот только проявляют его сугубо патриархи обувного рода, прожившие под сто лет. Особенно бурно этот свой внутренний характер отчего-то склонны проявлять не деревянные гэта, а соломенные сандалии-дзори — такие шлепанцы или сланцы. И вот если такой вот дзори будет на много-много лет забыт под циновками или в какой кладовой, то станет он одним из цукумогами — бакэ-дзори 化け草履. «Дзори», понятно, сандаль, а «бакэ» — сокращение от слова «обакэ» お化け, которым японцы называют «то, что меняется», то есть всякие волшебные вещи. Говорят, что если нерадивый хозяин оденет бакэ-дзори, то через некоторое время он поймает себя на том, что бесцельно идет непонятно куда. И это в лучшем случае, потому что если бакэ-дзори будет сильно зол на человека, то обутые в бакэ-дзори ноги в конце концов приведут его в совсем нехорошее место.
  • Бива-бокубоку 琵琶牧々 (иногда известны как Бива-янаги) - бива 琵琶 (японская резная лютня с короткой шейкой). Бива-бокубоку описывается как антропоморфное существо с головой традиционной лютни. Говорят, что оно носит драгоценное кимоно. Бива-бокубоку оживает ночью и спокойно сидит в комнате на татами, поёт и плачет, сокрушаясь по поводу пренебрежения его бывшего владельца. Другие рассказы свидетельствуют о  танцах бива-бокубоку в пустых домах, производящих много шума. Бива-бокубоку это трансформация деревянный лютни. Торияма Сэкиэн сообщает в своей работе Хякки Цурэдзукэ Букуро 百器徒然袋, что бива была разработана как прообраз китайских инструментов, таких, как бокума и гэндзё.

  • Бороборотон 暮露暮露団 - описывается как драный футон (японское одеяло для сна), который возвращается к жизни в ночное время. Он поднимается в воздух и сбросывает бывшего владельца из кровати, затем делает шпагат вокруг головы и шеи спящего с целью удушения.
  • Ванигути 鰐口 - дух круглого пустотелого колокола, что висит над входом в святилище, и в который звонят во время богослужения. Когда один из таких колоколов становится ёкаем, то отращивает себе туловище и хвост рептилии, а сам колокол — становится головой, открываясь и закрываясь, как пасть настоящего крокодила. Колокола в святилищах зовут «ванигути» из-за широкой щели, которая идет вдоль нижней части обода и очень похожа на крокодилью пасть. Это существо впервые появилось в свитках с изображениями цукумогами, как наглядная иллюстрация игры слов — «крокодилья пасть» по-японски звучит так же как и «храмовый колокол».

  • Готоку-нэко 五徳— это двухвостая кошка с треножником-подставкой на голове, которая носит с собой бамбуковую трубку хифукидакэ для раздувания углей в очаге. Готоку-нэко — самый безобидный демон из всех. Главным ее занятием является разжигание огня для того, чтобы погреться. Она пробирается в дома, когда хозяева отсутствуют или спят, садится перед остывшим очагом и разжигает его огненным дыханием, используя свою трубку. Готоку-нэко нет никакого дела до людей и нет никаких свидетельств о ее вредоносности. Впрочем, иногда делаются попытки приписать ей совращение и убийство человеческих женщин, но здесь налицо смешивание со зловредной бакэ-нэко, которая не связана с готоку-нэко даже отдаленным родством.  Нынешний облик этого ёкая (и его название) подарил нам Торияма Сэкиэн. Впервые готоку-нэко, тогда еще безымянная, появляется в свитке «Хякки-ягё эмаки» («Иллюстрированный свиток Парада 100 демонов» 百鬼夜行絵巻), который датируется эпохой Муромати (1336-1573 годы). Если приглядеться, то становится ясно, что это совсем не кошка. У существа нет хвоста, зато целых три глаза, а на голове, увенчанной треножником-подставкой, торчит дыбом белесая грива. Кроме того, все его тело (кроме, пожалуй, головы) голое, в то время как у бакэ-нэко туловище и конечности обычно покрыты мехом. Все это характерно скорее для изображений обычных демонов (они), а не демонических кошек. Треножник-подставка (по-японски готоку 五徳) позволил художнику дать существу имя и сыграть на многозначности слова. На иллюстрации готоку-нэко в «Хякки-цурэдзурэ букуро» написано: «Как человек, который, обсуждая танец Семи Добродетелей, забыл две из них, так, возможно, вы забудете о том, что видели эту кошку или решите, что это всего лишь сон».  Дело в том, что слово готоку (подставка) в буквальном переводе означает «пять добродетелей», подразумевающих одно из базовых понятий конфуцианства.
  • Дзатай 蛇帯 - старые драпировочные ткани от ширмы
  • Дзоригами - старые ожившие часы
  • Ётай - старые ткани для драпировки ширмы
  • Итирэн-бодзу - старые чётки-цукумогами с молитвенными шариками отогидзоси
  • Иттан-момэн 一反木綿 - («отрез хлопковой ткани») - призрак, представляющий собой вращающуюся белую полосу хлопковой ткани, по описаниям около 30 сантиметров шириной и до 10—30 метров длиной. Летает ночами, иногда душит людей, обвёртываясь вокруг головы или шеи, после чего улетает ввысь вместе с жертвой. Рассказы о тканеподобном призраке существуют во многих местах Японии, например, современные зафиксированы в префектурах острова Кюсю — Кагосиме и Фукуоке, а также к востоку от Токио и в префектуре Хёго на острове Хонсю. Существует рассказ о том, как иттан-момэн напал на одного мужчину, который спешил домой в вечернее время. Призрак обвился вокруг шеи, но человек, не растерявшись, полоснул по ткани вакидзаси. После этого ткань исчезла, оставив на руках кровавые следы. Предполагается, появление рассказов об иттан-момэне связано с тем, что родители, до поздних сумерек трудившиеся в поле и не могущие постоянно следить за детьми, стращали своих чад ночными призраками, чтобы те вовремя заканчивали уличные игры и возвращались домой до наступления темноты. Кроме того, существовал похоронный обычай делать флаг-ленту из хлопка, который иногда развевался на ветру, что могло приводить к появлению историй о подобном ему призраке. Бронзовая статуя иттан-момэна установлена в японском городе Сакаиминато. В этом городе, по результатам опроса, иттан-момэн является самым популярным призраком.

  • Камэоса 瓶長 или 甕長 - старая бочка или бутылка сакэ, волшебным образом производящая алкоголь. Преобретши сей волшебный статус, бутылка словно бы очеловечивается: трещины на ней складываются в алкогольно-умильную физиономию, появляются испорченные артритом руки, из дна вырастают мускулистые волосатые ноги. Руки у камэоса, впрочем, тоже далеко не голые. Однако несмотря на такую далеко не благородную внешность, камэоса заслуженно считается одним из самых благоприятных для человека цукумогами. Благоприятность же эта состоит в том, что пока бутылка «оставалась ненужной столько лет, пропитываясь магией небес и земли, она самопроизвольно начинает вырабатывать рисовое вино, воду или любую другую жидкость, которую в нее наливают». То есть, камэоса — это бутылочное цукумогами, волшебным образом до бесконечности производящее то, что в нее залили.
  • Каса-но-Обакэ 傘の御化け или Каса-обакэ 傘お化け или Каса-бакэ 傘化け или Каракаса-обакэ から傘おばけ или Каракаса кодзё 唐傘小僧 - буквально переводится как «Привидение-зонтик». Деревянный зонтик с одним глазом и одной ногой любит пугать людей. Если у вас валяется старый зонтик – выбросьте его, пока ему не исполнилось сто лет! Тогда он оживёт, у него откроется один глаз, появится рот, вырастут руки, а рукоятка превратится в ногу, обутую в гэта, и станет топать по ночам.  Бумажный зонтик вагаса 和傘 — один из узнаваемых символов Поднебесной. Его делают из особого вида бумаги васи 和紙 и бамбука такэ . Вообще, в Японию зонтик попал из Китая и имел множество разновидностей. Зонтик из шелка имел называние кинугаса 絹傘, из бумаги — каракаса 唐傘. Считалось, что кинугаса мог охранять своего владельца от злых сил. Массовое производство бумажных зонтиков началось в периода Kamakura 鎌倉時代 (1185-1333 года), а особую популярность ни приобрели в период Эдо. Видимо, тогда же появились и зонтики-цукумогами — каракаса-обакэ. Каракаса-обакэ — один из самых известных и популярных видов цукумогами. Как и большинство других цукумогами, каса-обакэ появился на свет скорее всего в эпоху Эдо благодаря художникам-иллюстраторам, потому что японский народный фольклор не знает никаких сказок, легенд или быличек про это существо. Зато картинок, иллюстраций, манга и аниме с участием каса-обакэ просто не перечесть. Причиной тому — добродушный характер каракаса-обакэ и его запоминающийся облик: подпрыгивающий на одной ноге старый бумажный зонтик с одним глазом и длинным высунутым языком. Это классический облик, придуманный Сигэру Мизуки. До него облик каса-обакэ был более вариативен — иногда добавлялись две руки, или говорили о его двух глазах, двух ногах и так далее
  • Кёринрин  経凛々 - старые свёртки, свитки, документы и бумага
  • Косодэ-нотэ 陰陽座 - старые халаты-кимоно
  • Кото-фурунуси 琴古主 - «Старый мастер Кото (струнный музыкальный инструмент)». Оно принадлежит к группе ёкай и безвредно для человека. Это привидение очень похоже на Бива-бокубоку. Кото-фурунуси имеет вид традиционного кото - японской цитры, у которой растет демоническое лицо на её передней панели. Струны начинают блуждать во всех направлениях, создавая впечатление нечесаной гривы. Известная легенда префектуры Сага на острове Кюсю берёт начало со 2-го века нашей эры. Она рассказывает историю императора Японии, который планировал роскошный пир для своего двора. Он выбрал Кандзаки в качестве места для праздника, и он приказал своим садовников очистить и облагородить выбранный парк. Император был так взволнован и очарован красотой этого места, что он оставил кото в подарок городу Канзаки. Некоторое время спустя, кото волшебным образом превратилось в пышное и благородное камфорное дерево. С этого дня, на протяжении веков, те, кто отдыхали под этим деревом, слышали слабые, но неудержимо успокаивающий звуки арфы или цитры с верхушки дерева. Сегодня даже приблизительное местонахождение священного дерева забыто во времени, но призрак камфорного дерева может вселяться в очень старые инструменты и оживлять их.

  • Кураярё  鞍野郎 - старое ожившее седло
  • Миновари или Миноварадзи 蓑草鞋 - старое ожившее мино (соломенное пальто)
  • Мокуморэн 目目連 — цукумогами, живущие в старых рваных сёдзи (бумажных межкомнатных перегородках). Впрочем, говорят, что и в старых татами они могут завестись. Простейший способ от них избавиться — заделать дыры. Слово «мокумокурэн» обозначает «множество глаз» или «сплошные глаза». Сегодня сей персонаж является уже традиционным образом для японского «дома с привидениями» (хотя считается, что это не аутентичный образ, а придуманный Ториямой Сэкиэном). Потому про него ходит множество историй-ужастиков разного толка — от страшных до анекдотических. Так, в одной истории рассказывается про странника, который заночевал в заброшенном доме. В том доме дух мокумокурен бытовал в старых дырявых татами. Странник завернулся в них, спасаясь от холода. А утром бедолага обнаружил, что мокумокурен похитил его глаза, прибавив их к сонму своих. В другой истории рассказывается как один бродячий торговец (очень жадный, как и все торговцы) в целях экономии решил остановиться на ночь не в гостинице, а в старой развалюхе. И вот ночью он проснулся от того, что из старого рваного сёдзи на него уставилось несметное множество немигающих глаз. Однако торговец оказался неробкого десятка и вместо того, чтобы заорать от страха, он шустро обобрал с этой рваной бумажной стены ошалевшие от такой наглости глаза и с большим барышом продал их потом местному хирургу. Интересно, что мокумокурэн, пожалуй, единственный персонаж из разряда цукумогами, который проник в современные игровые миры.

  • Мориндзи-но Окама, также известно как Дзэнфусё 禅釜尚- старые чайники
  • Мэнрэйки 面霊気 - существо из 66 старых масок гигаку, является одним из видов ёкай в японском фольклоре. Оно включено в 1781 году в список японских сверхъестественных сущностей, под названием Газу Хякки Цурэдзукэ Букуро

    百器徒然袋
    . Маски упоминаются в фольклоре: во времена императора Сутоку, созданные различные маски гигаку были использованы Хата но Кавакацу, и мэнрэёки - это дух этих масок
  • Нёи-дзидзай 如意自在 (にょいじざい) — это нёи, разновидность священнического жезла, который по прошествии многих лет превратился в ёкая. Он очень похож на маго-но тэ (буквально «рука внука»), то есть чесалку для спины. Единственное на что способен нёи-дзидзай это поцарапать зудящее место на спине, которое человек никак не может достать как бы ни старался. Название нёи-дзидзай является игрой слов, означающей «свободный жезл» и «именно так, как вам угодно». В то время как нёи — это название для буддийского жезла, оно так же может означать и «то, как ты хотел», а дзидзай означает «свободный» или «вольный». Хотя имя ёкая вызывает ассоциации с ожившим жезлом, буквально оно может переводиться как «именно так, как вам угодно». Таким образом нёи-дзидзай — это ожившая чесалка для спины в форме жезла, которая может свободно поцарапать вам спину именно там, где вы хотите, и точно так, как вы пожелаете.

  • Сироунэри 白溶裔 - духи старых сеток от москитов или пыльной одежды

  • Сёгорё - оживший  гонг
  • Сямиторо 三味長老 - старый оживший сямисэн 三味線 (трехструнный инструмент)   
  • Тётин-Обакэ или Тётимбакэ 提灯お化け, также известный как Бурабура 不々落々 - «бумажный фонарь призрак» является одним из видов цукумогами, появляется в Обакэ Карута - карточной игре, популярной в период Эдо и в начале 20-го векадо сих пор используется и сегодня. Он изображается с одним глазом, и длинным языком, вываливающимся из открытого рта. Тётин-Обакэ, это старый фонарь тётин 提灯, сделанный из бамбука и бумаги или шелка
  • Унгаикё или Унгайкё 雲外鏡 — варианты перевода названия «облачное зеркало» или «зеркало за облаками». В Японии верят, что если зеркалу исполнилось больше ста лет, оно вполне может быть унгаикё. Такие зеркала показывают различные образы и обладают способностью видеть людские души, унгайкё способны отражать истинную сущность людей, вещей и юрэй, ёкай, обакэ. Потому обычно унгайкё изображаются в виде зеркала, в котором отражается лицо демона. Еще говорят, что унгайкё может насылать проклятия, внушать определенные идеи и мысли всем, кто заглянет в него. Оно может отражать не то, что существует на самом деле, или же просто существовать в своем зазеркалье и через зеркало общаться с теми, кто самим зеркалом пользуется. Как правило, унгайкё не покидает пределов зеркала, но в некоторых случаях может выходить в реальность. Образ скорее всего был придуман талантливым собирателем и систематизатором японского фольклора, — но прежде всего художником и поэтом; человеком, способным придумывать очень яркие и очень правдоподобные образы — Ториямой Сэкиэном (это не единственный случай в его практике, достаточно вспомнить того же абуми-гути). В легенде к рисунку Сэкиэн писал, что особенность унгайкё состоит в различении истинной природы того, кто или что стоит перед ним — человек, демон или вещь. И особенность эта проявляется у зеркал в возрасте ста лет. В принципе, волшебные зеркала такого рода были известны японцам и раньше, скорее всего под названием сёмакё 照魔鏡. Понятно, в китайской традиции они были известны задолго до японцев — упоминания о чем-то подобном встречаются уже в «Каталоге гор и морей», приписываемом легендарному Юю. Самой же известной китайской историей про дезавуирование различение некоего персонажа с помощью волшебного зеркала следует признать казус, произошедший с императором по имени Ди Синь, который однажды увидел в зеркале вместо своей любимой наложницы демоницу — девятихвостую лису.  В общем, волшебные зеркала 照魔鏡 существовали и до Сэкиэна, но он превратил унгайкё в один из видов цукумогами — самозарождающихся духов старинных вещей. Позже Сигэру Мизуки предположил наличие еще одной возможности превращения зеркала в унгайкё: если во время праздника О-Цукими お月見 (буквально «созерцание луны») собрать в лоток дождевой или росной воды, а потом этой водой нарисовать на зеркале ёкая, то оный ёкай поселится в зеркале. Есть легенда об одном из унгайкё — Фиолетовом Зеркале. Считается, что каждый, кто посмотрит в него, умрет в день своего тринадцатилетия... Если тебе не посчастливилось заглянуть в него, жди беды. Екай утянет тебя в мир зазеркалья, будет долго тебя мучить, издеваться, пока не начнешь молить о смерти.В современном японском фольклёре унгайкё оказывается тесно связан с тануки. У этого барсука-оборотня зеркало-цукумогами часто играет роль наживотного зерцала.
  • Фуру-уцубо 古空穂 — якобы способен передвигаться подобно зверю. Согласно легенде, фуру-уцубо становится старый колчан для стрел, который в течение долгого времени не использовался лучником. Его имя якобы происходит от прозвища колчана воина Ёсиаки Миуры, служившего князю Ёритомо. При жизни он хранил в нём стрелы для отстрела якан (самая распространённая разновидность японских мифических лисиц-оборотней кицунэ). Но впоследствии он забыл о колчане, который, затаив обиду, стал монстром. Считалось, что превращение старых колчанов в цукумогами происходит ввиду из-за того, что они сделаны из материалов, отнятых у живых существ: кожи животных, а также перьев, бамбука и меха, из которых делались украшения для колчанов
  • Цудзура-но Тоби-тосю 古葛籠の飛頭首 - ящик из сказки про жадную старуху. Чудесный даритель ей предложил на выбор два сундука из дерева кудзу (пуэрарии), она выбрала тот, что побольше, и оттуда вместо сокровищ полезли чудища.
  • Ямаороси 山颪 (やまおろし) - тёрки или ножевые барабаны. На островах есть специальная тёрка для овощей. И, что характерно, в определенном смысле это сакральный предмет. Ибо достигнув столетнего возраста, либо попав в некие сверхъестественные обстоятельства, этот предмет японского домашнего обихода может превратиться в ямаороси.Классический облик ямаороси — это гуманоид с когтистыми трехпалыми руками и двумя пальцами на ногах. Пальцы также снабжены когтями. Но главной отличительной чертой этого персонажа является тёрка, которая формирует голову ямаороси. Забавный его нос — это рукоятка тёрки. На самом деле ямаороси — придуманный персонаж, его придумал знаменитый Торияма Сэкиэн, художник, график, творец фольклора. Именно его обыгрыш практического однозвучия двух пар японских слов и создал имя «ямаороси». Первую пару образует слово «ороси», которое обозначает и специальную тёрку для редьки и васаби, и сильный, дующий с горы ветер, несущий большие разрушения. Отсюда, между прочим, и название ряда атак в японских единоборствах. Второй обыгрыш касается созвучия слов «яма-ораси» и «яма-араси», где последнее слово обозначает кабанообразного животного, которое живет группами и в горах, а когда злится, мечет во врага футовой длины стрелами-иглами. Не трудно догадаться, что под псевдонимом «ямаараси» скрывается дикобраз. Впервые ямаороси появляется в последнем сборник Сэкиэна «Иллюстрированное собрание 100 случайно выбранных демонов» 画図百鬼徒然袋, увидевшем свет в 1784 году.

Россия ロシア Москва モスクワ, Октябрьский переулок, дом 11 (зал на первом этаже). Занятия проводятся в понедельник и среду с 19.15 до 21.30.

Телефоны: +7 965 108 88 66 или +7 985 784 27 17. E-mail: andrienkov@katori.ru